20.09.14
Компании

На какие деньги создан телеканал «Дождь» и почему он так и не стал бизнесом

10:17 24.06  | Анастасия Жохова, Елена Тофанюк
Прочесть на основном сайте

Никогда завсегдатаи креативного квартала на «Красном Октябре» не видели столько суровых мужчин в пиджаках на своей территории. 25 апреля 2011 года подступы к одному из зданий оцепили сотрудники ФСО. В гости к телеканалу «Дождь» пожаловал президент России Дмитрий Медведев.

На третьем этаже перед ним распахнулась тяжелая железная дверь, из света софитов навстречу шагнула улыбающаяся брюнетка в белой рубашке и джинсах с дырками на коленках… Основатель и гендиректор медиахолдинга «Дождь» Наталья Синдеева (а это была она) считает визит Медведева ключевым моментом в жизни канала. После него охотнее стали заключать контракты рекламодатели, проще стало вести переговоры с кабельными сетями — трансляторами «Дождя». На программы начали приходить солидные чиновники. Менее чем за три года самый молодой из российских интернет-телеканалов превратился в хорошо узнаваемый бренд. В марте 2013 года в рейтинге телеканалов аналитической компании «Медиалогия» «Дождь» по цитируемости занял второе место после «России 24», опередив «Первый канал», НТВ и «Россию-1». Но вот парадокс: бренд у Синдеевой есть, а бизнеса пока нет.

Дела семейные

Телеканал «Дождь» — главный актив одноименного медиахолдинга. Месячная интернет-аудитория канала в марте 2013 года, по оценке TNS, составила 2,4 млн уникальных пользователей (в два раза больше, чем в марте 2012-го), охват в кабельных сетях — 10,2 млн домохозяйств (в два с половиной раза больше, чем в марте 2012-го). 

Суммарная выручка холдинга в 2012 году, по российским стандартам отчетности, составила 433 млн рублей. Из них на долю телеканала пришлось почти 66% — 285 млн рублей, на долю портала Slon.ru (созданного в 2009 году) — 20%, остальное принесли журнал и сайт «Большой город» (приобретены в 2010-м). При этом операционной прибыли ни один ресурс не приносит. Муж Натальи Синдеевой — бывший владелец банка «КИТ Финанс» Александр Винокуров — признался Forbes, что является инвестором всех трех проектов, но юридически пока не является совладельцем холдинга. Slon.ru и «Большим городом» Синдеева владеет единолично, каналом «Дождь» — совместно со своим бывшим креативным продюсером Верой Кричевской (5% долей). По оценке Сергея Лаврухина, гендиректора холдинга РБК и бывшего исполнительного директора группы «Онэксим» Михаила Прохорова, купившего РБК и рассматривавшего возможность приобретения доли в «Дожде», на сегодня общий объем инвестиций в телеканал — около $40 млн.  Никакого внешнего финансирования Винокуров и Синдеева не привлекали. Откуда деньги? Насколько супруги могут позволить себе такие траты и не подошли ли они к пределу своих финансовых возможностей?  

Наследие «КИТа» 

«КИТ Финанс» был создан в 1992 году в Санкт- Петербурге и поначалу назывался «Пальмира». В 2000 году его гендиректором стал Александр Винокуров, поработавший на руководящих должностях в нескольких банках. Через год «Пальмира» сменила имя на Вэб-Инвест Банк, а в 2005 году — на «КИТ Финанс». В мае 2007 года Винокуров, участвовавший в покупке акций в рамках нескольких дополнительных эмиссий и в выкупе небольших пакетов партнеров по банку, оформил на себя 62% акций «КИТ Финанса». 

В октябре 2008 года «КИТ Финанс» погорел на сделках РЕПО, попал под санацию и был продан РЖД и НПФ «Благосостояние». Сумма сделки, по словам бывшего управляющего директора «КИТ Финанс» Леонида Бершидского, составила символические 100 рублей. Сам Винокуров цену сделки называть отказывается, ссылаясь на соглашение о конфиденциальности, но подтверждает, что она была символической. 

До краха «КИТ Финанс» трижды выплачивал дивиденды — по итогам 2003, 2004 и 2005 годов. Общая сумма, по МСФО, составила 112,5 млн рублей. Неизвестно, какую часть получил Винокуров. В 2007 году группа «КИТ Финанс», согласно отчетности по МСФО, имела прибыль к распределению в 13,4 млрд рублей. Однако дивиденды официально не выплачивались. Еще в апреле 2008 года Винокуров переоформил на себя (формально купил) закрытый ПИФ «Кит Фортис — фонд ипотеки» с активами 1 млрд рублей. Представители РЖД и «Благосостояния» пытались оспорить эту операцию, но к активным действиям не перешли. Источник в РЖД сообщил Forbes, что за 2007 и 2008 годы, согласно 2-НДФЛ, Александр Винокуров получил в общей сложности почти $200 млн от продажи разных активов. 

Сам Винокуров говорит, что «получал большие доходы в 2006 и 2007 годах», но размер их уточнять отказался. Он сообщил также, что получал их не как акционер банка, а как инвестор — на сделках с акциями и облигациями и другим имуществом.  На вопрос Forbes, забирал ли он себе еще какие-либо активы, бывший банкир ответил: «Зачем-то купил стол и кресла из своего кабинета». Шутки шутками, но состояние инвестора «Дождя» можно оценить как минимум в $230 млн. Получается, что медиазатея поглотила более 15% его капиталов.

Творческие метания

Как-то летом 2007 года Наталья Синдеева, тогда еще генеральный продюсер радиостанции «Серебряный дождь», сидела в кафе со своим старым другом — телевизионным продюсером Александром Горожанкиным. Она говорила, что собирается уходить с радиостанции и хочет продюсировать кино. Горожанкин, как рассказывает Синдеева, спросил: если ты не можешь быть режиссером, захочешь ли стать завхозом? Наталья задумалась. И тогда приятель подкинул ей идею создать телеканал. 

«У нас изначально не было никакой концепции», — признается Синдеева. «Мы тогда в телевидении ничего не понимали, — подхватывает Винокуров. — Думали, есть одно ТВ. А их, оказывается, много и по формату, и по экономической модели. Мы путались, точнее искали…» Синдеева обратилась за помощью к другому другу Кириллу Легату, в то время гендиректору телекомпании «Стрим». Они встретились во время выставки в Каннах. Несколько вечеров подряд Легат объяснял Синдеевой, по каким правилам работает телевизионный бизнес. Ольга Захарова из «Серебряного дождя», которую Синдеева пригласила в качестве исполнительного директора, вспоминает, что из всего коллектива «Дождя» опыт работы на телевидении был только у трех человек. «Это было даже хорошо, потому что не существовало правил и штампов, а значит, было огромное поле для творчества», — отмечает она. 

Начались мозговые штурмы. На один из них Синдеева пригласила своего будущего партнера, режиссера-постановщика НТВ Веру Кричевскую. Кричевская очень удивилась, когда поняла, что тема производства новостей не обсуждается, на что Синдеева с удивлением спросила: «А что, ты считаешь, что нужно обязательно делать новости?»

Обсуждения проходили шумно, но больших результатов не давали. Был даже период, когда партнеры хотели делать канал «для успешных людей». У Синдеевой появилась идея фикс показывать зрителям город с высоты. Она даже почти договорилась об аренде помещения в одной из высоток «Москва-Сити». «Мы хотели, чтобы нашими ведущими занимались мастера из Aldo Coppola, которые бы работали прямо у нас в студии, а по соседству Ольга Слуцкер открыла бы свой World Class», — со смехом вспоминает Кричевская. От идеи вести прямой эфир из высотки Синдееву удалось отговорить. В результате было принято решение на льготных условиях арендовать помещение на только заселявшемся «Красном Октябре». 

Когда грянул кризис, в штате телеканала числилось всего четыре человека. Но проект все равно решено было заморозить. Вера Кричевская вспоминает, что видела сон, как она идет «сдаваться» Владимиру Кулистикову — генеральному директору НТВ. Однако уже через три дня Синдеева позвонила Кричевской с радостной новостью — продолжаем работать! Александру Винокурову удалось договориться о санации банка «КИТ Финанс». Однако сам он уверяет, что тогда проект финансировался за счет собственных средств его супруги.

Наталья Синдеева, как хозяйка, стремилась держать под контролем все процессы. Кричевская, а также приглашенный для создания информационной службы Леонид Бершидский принять этого не могли. «Я и Кричевская поссорились с Синдеевой по одной и той же причине: она хотела главным редактором быть сама, но чтобы всю работу за нее делал кто-то другой», — вспоминает Бершидский. «Меня угнетало отсутствие бизнес-плана, стратегии, бюджета. Было ощущение, что мы делаем все на коленке, — досадует Кричевская. — У нас даже не было понимания, сколько стоит час эфира. В то время Наташа тратила всю свою энергию на бантики, кружечки, праздники, а не на контент». 

Конфликты возникали на каждом шагу. К примеру, Синдеева была против сооружения решеточной конструкции на потолке для закрепления светового оборудования. В результате ее монтировали уже после запуска вещания, когда студия была наполнена телекамерами и другой техникой. 

Путь к зрителю 

Запуск «Дождя» был назначен на 27 апреля 2010 года. Но к назначенной дате стало ясно, что программ для наполнения канала не хватает. Синдеева приняла решение вести прямой репортаж из студии, показывать жизнь редакции изнутри — ремонт, летучки, мозговые штурмы... 

Изначально вещать планировалось через кабельные сети. «Мы хотели «зайти» везде, раздавать контент бесплатно, зарабатывать на рекламе», — вспоминает Синдеева. Первый контракт удалось заключить с сетью «Акадо-Столица» (входит в группу компаний «Ренова» Виктора Вексельберга). Однако через неделю после запуска, в ночь на 8 мая, «Дождь» из «Акадо» исчез. И Синдеева, и Кричевская утверждают, что для них это было полной неожиданностью. На то, чтобы понять причину, ушла не одна неделя. В результате, по словам Синдеевой, она пришла к выводу, что инициатором отключения был замглавы администрации президента Владислав Сурков, неофициально курировавший российские СМИ: ему якобы не понравилось, что «не спросили разрешения». 

В «Акадо» исключают политическую составляющую. «Телеканал «Дождь» вещал в тестовом режиме, и к моменту отключения переговоры о дальнейшем сотрудничестве еще не завершились. Было принято решение приостановить вещание до их окончания», — сообщил Forbes представитель «Акадо» Денис Рычка. По словам источника Forbes, близкого к «Акадо», менеджеры компании предлагали Синдеевой работать по бартеру, но она настаивала на том, что ее телеканал особенный и ему нужно предоставить льготу. После визита Медведева на «Дождь» в апреле 2011 года вопрос был решен. «Дождь» не просто бесплатно попал в «Акадо»,
но и стал получать плату за свои программы — символические 1000 рублей в месяц (в контракте должны были фигурировать финансовые условия). 

Именно из-за первоначального отсутствия доступа к кабелю «Дождь» появился в интернете — на портале Slon.ru. В августе 2010 года удалось договориться о трансляции через спутник — в пакете программ НТВ+, входящей в холдинг «Газпром-Медиа». По данным Forbes, Синдеева рискнула обратиться за помощью прямо к Дмитрию Медведеву — через свою подругу, пресс-секретаря президента Наталью Тимакову. Но основатель «Дождя» отрицает, что была именно такая инициатива. «Я просила Тимакову как-то отрекомендовать наш телеканал, так как мы были никому не известны. Возможно, нам это и помогло, — рассказывает Наталья Синдеева, — но договор был заключен на рыночных условиях».  

За 2010 год «Дождь» собрал 14,7 млн рублей выручки. В преддверии нового, 2011 года на канале появился проект, благодаря которому о «Дожде» узнали по всей стране. Менеджеры «Дождя» решили устроить в прямом эфире «Проводы нулевых». В студию среди прочих гостей пригласили писателя Дмитрия Быкова, который сочинял стихотворные экспромты на темы, предложенные зрителями. Спонсорами проекта стали бренды Bentley, «Белуга» и сеть магазинов «Глобус Гурмэ». Идея прошла на ура. И тогда Вера Кричевская решила сделать проект серийным. Так родился «Гражданин поэт». 

Дорогой гость

На «Дожде» успели показать всего пять выпусков «Поэта и гражданина», как первоначально назывался проект. Все изменилось 28 марта 2011 года, когда Наталья Синдеева просмотрела запись очередного выпуска с намеком на президента Медведева («Нет ответа моему незнанью/Вот и вспоминаю, как во сне/Я ль скакал весенней гулкой ранью/Или кто другой скакал на мне») и решила снять передачу с эфира. Причем написала оправдательный «пост» в Facebook, а на следующее утро вновь объяснилась в эфире своего телеканала.

Затем случился казус, давший проекту новую жизнь. Синдеева попыталась смягчить крамольный выпуск и вдруг узнала, что отредактированный материал попал в руки продюсера «Гражданина поэта» Андрея Васильева. Владелица «Дождя» заподозрила в «утечке» Кричевскую. Та посчитала, что после такого обвинения вместе работать невозможно, предложила Синдеевой завершить запущенные проекты и вернуться к обсуждению трудовых отношений осенью. Но ответа не получила и написала заявление об увольнении. Вслед за ней ушла Захарова (по иным, карьерным, причинам). 

«Гражданин поэт» быстро нашел новый приют. Его производством занялась компания F5 (медиагруппа «Живи!»), видеотрансляция проходила на F5 и YouTube, а звуковая — на «Эхе Москвы».

Примерно за год после расставания с «Дождем» «Гражданин поэт» заработал 85 млн рублей, включая концерты (см. «Поэзия протеста», Forbes №8 за 2012 год). Но Наталья Синдеева больше сожалеет о другом. «Я потеряла двух ценных людей и сожалею об этом — Веру Кричевскую и Ольгу Захарову. Сейчас мне надо перестраивать студию. Сижу и думаю: где же моя Захарова? Пытаюсь решить какие-то вопросы и понимаю: очень не хватает Кричевской», — говорит она.

Зато телеканал был вознагражден за лояльность. Синдеева хотела заманить на «Дождь» Дмитрия Медведева, любящего все цифровое и продвинутое. Спустя месяц после ухода «Гражданина поэта» президент пожаловал на «Красный Октябрь». Визит главы государства показали в новостных выпусках все центральные каналы. Синдеева ликовала: «Коллеги, рекламодатели, чиновники долго воспринимали нас как маленький маргинальный канал. А это был знак для чиновников, которые ставили нам палки в колеса, для рекламодателей, которые стали пересматривать свое к нам отношение, для операторов, которые легче стали брать нас в свои телесети. Но главное — о нас узнала широкая аудитория, мы попали в зону влиятельных СМИ». Сейчас программы «Дождя» транслируют 13 крупных операторов кабельного и спутникового ТВ (в том числе «Стрим», «ЭР-телеком», «Триколор» и «Билайн-ТВ»). Главного редактора «Дождя» Михаила Зыгаря трижды приглашали на встречи с Медведевым наравне с федеральными каналами. Но в круг общения Путина со СМИ телеканал Синдеевой не попал.

От Прохорова к Усманову

Весной 2011 года «Дождь» перезапустился в интернете — для трансляции сделали отдельный сайт. За тот год на канале сократилось число тематических программ и увеличился объем новостного вещания. В  апреле 2011-го интернет-аудитория «Дождя» превысила 300 000 уникальных посетителей, по данным LiveInternet, в июне — выросла до 345 000, а в декабре — до 2,2 млн посетителей. 

Популярности «Дождю» прибавили объективные (по сравнению с государственными телеканалами) репортажи с московских протестных акций. Наталья Синдеева старалась создавать имидж неангажированного СМИ, за что не раз выслушивала нарекания. По ее словам, еще в ноябре 2011 года у нее было две встречи с заместителем мэра Москвы по вопросам СМИ Александром Горбенко (первая — на «Дожде», вторая — в его кабинете). Оба раза говорили на тему «политика и ответственность СМИ». Кричевская вспоминает, как однажды во время показа в эфире программы «Конституция» (статьи читали известные люди, в том числе Михаил Ходорковский) Наталье Синдеевой на офисный телефон позвонил замруководителя администрации президента Алексей Громов со словами: «Девочки, что-то вы радикализировались. Что это у вас за конституция на «Дожде»?» Наталья сначала невольно рассмеялась, потом начала оправдываться: делаем образовательный проект. 

«Дождь» прославился, однако финансовые итоги 2011 года акционеров не очень порадовали: выручка канала (в подавляющем большинстве рекламные сборы и чуть-чуть отчислений от кабельных сетей) составила 77 млн рублей при среднемесячных расходах (оценочно) 30 млн рублей. 

«Дождь» — это шредер для денег», — утверждает Леонид Бершидский. «Это популярный, цитируемый канал, но он пока мало напоминает настоящее телевидение», — рассуждает некогда консультировавший Синдееву Кирилл Легат. Если не знать о затратах, «Дождь» кажется очень успешным: в прошлом году выручка канала выросла почти в четыре раза. Но, как замечает Легат, тут нет бизнеса как такового: Винокуров вложил в проект столько денег, что вернуть их объективно не сможет. 

Уже в 2011 году Александр Винокуров и его супруга занялись поиском партнеров. Всю осень они вели переговоры с «Онэксимом» Прохорова. Безрезультатно. Есть версия, что предостережение последовало из Кремля (Прохоров тогда активно включился в политическую борьбу). Но, с другой стороны, в «Онэксиме» не очень-то и стремились к сделке. «У нас нет задачи покупать убыточные проекты», — говорит источник в окружении Прохорова. Он замечает, что интернет-телевидение даже в сочетании с трансляцией в кабельных сетях — это бизнес с неоднозначными перспективами. Недаром в июне 2012 года был закрыт канал «Коммерсантъ ТВ», а в марте 2013 года — «Эксперт ТВ». 

Однако сразу после прекращения контактов с Прохоровым на «Дождь» обратил внимание миллиардер Алишер Усманов. Как выяснил Forbes, он попросил гендиректора холдинга «Коммерсантъ» Демьяна Кудрявцева сделать Синдеевой и Винокурову предложение о покупке доли в телеканале «Дождь». Представители Усманова все отрицают, Кудрявцев от комментариев отказался. Но Александр Винокуров подтверждает: «Встреча с Демьяном по поводу такого поручения акционера ИД «Коммерсантъ» действительно была. Она состоялась в начале декабря 2011 года. И, скорее всего, этот интерес был обусловлен не нашими переговорами с группой «Онэксим», а другими причинами». Почему и эта сделка не состоялась? Бывший банкир говорит, что предложение его не заинтересовало. 

Сплошная туманность

В конце 2012 года на «Дожде» сокращали производственные издержки. На телеканале закрыли несколько программ. Зато появились проекты со «звездами» — Михаилом Ефремовым, Дмитрием Быковым («Господин хороший») и Леонидом Парфеновым. Тематические программы теперь запускаются только при наличии спонсора — чтобы, как поясняет Синдеева, производственные мощности использовались прежде всего для создания новостей и информационных программ. Создатели «Дождя»  намерены комбинировать источники дохода от одного и того же контента  — и размещать рекламу в передачах, и брать абонентскую плату со зрителей. Кроме того, планируется сделать платными прямые трансляции и часть передач в архиве. Например, за просмотр одного репортажа в передаче Михаила Фишмана брать от 10 до 20 рублей. 

Сейчас в штате «Дождя» 230 сотрудников, еще 50 человек работают на телеканал по контрактам. «Текущие затраты мы еще тянем, но инвестор нам нужен, чтобы развиваться: построить вторую студию, обновить свой технический парк», — говорит Синдеева. Кто мог бы им стать, непонятно. После сделки «СУП Медиа» (Александр Мамут) и «Рамблер-Афиши» (Владимир Потанин) исчерпан перечень потенциальных покупателей-миллиардеров, кому может быть понятен и интересен новый медиаактив. Правда, есть Юрий Ковальчук со своей «Национальной Медиа Группой», но ему еще нужно разобраться с расходами по покупке доли в «СТС-Медиа», не считая других приобретений.

Телеканал по-прежнему получает основной доход, около 80% выручки, от продажи рекламы. При этом ни с кем из медиаселлеров Наталья Синдеева не договорилась: по ее словам, они хотят продавать рекламу на «Дожде» в пакете с другими СМИ, а для канала это означает меньший доход. Как считает представитель одного из крупнейших медиаселлеров, с которыми пыталась сотрудничать Синдеева (комментарий он дал на условиях анонимности), у неэфирных телеканалов есть предел роста: «Они хоть и растут опережающими темпами и неумолимо отъедают долю у эфирного ТВ, рано или поздно это закончится. Приоритет будет всегда за гигантами». Впрочем, по мнению другого эксперта, «Дождь» вполне может собирать на рекламе 40 млн рублей в месяц и, таким образом, стать самоокупаемым (для сравнения: 40 млн рублей — это чуть более 3% месячных рекламных сборов всех российских кабельных и интернет-СМИ). Александр Винокуров обещает, что в конце 2014 года канал выйдет на операционную рентабельность. Вопрос с окупаемостью инвестиций он оставляет открытым. 

«Есть люди, которые внимательно считают остаток денег Саши Винокурова», — замечает один из российских медиаинвесторов. По его мнению, логичным способом возврата вложенных в канал миллионов было бы привлечение стратегического инвестора в капитал «Дождя». Собеседник Forbes, знакомый с хозяевами телеканала, рассказывает, что они вели переговоры с двумя «неполитическими» инвесторами, но сделки не сложились. Еще один вариант — частное размещение среди фондов, заинтересованных в инвестициях в медиа. Винокуров не комментирует, есть ли у них такие планы и с кем из потенциальных инвесторов кроме Прохорова и Усманова велись переговоры.

Политический климат для «Дождя» сейчас не благоприятный. Телеканал появился в начале условной оттепели после смены президентов. «Он был создан для аудитории, которая потом вышла на митинги. Поначалу существовала иллюзия, что кто-то может в это вложиться, — рассуждает декан факультета медиакоммуникаций ВШЭ Анна Качкаева. — А сейчас у нас духота и заморозки в политической сфере. Выход — либо продаваться не очень приятному инвестору, либо по-прежнему рассчитывать на собственные силы. На самом деле это патовая ситуация».  

Наталья Синдеева вздыхает: «До середины 2011 года мы не понимали, какое количество денег может собирать «Дождь». Если бы у нас была стройная концепция и формат, то мы по-другому бы рассчитывали инвестиции и возврат денег». Но вернуться на старт уже невозможно. Утешаться можно тем, что проект «на слуху», а его создатели (не в последнюю очередь благодаря «Дождю»)  остаются узнаваемыми персонами в мире бизнеса. Не исключено, что в конце концов найдется и состоятельный партнер, который сможет закрыть все убытки.

Фото
Полная версия сайта
Читайте также
Доктор вместо бизнес-ланча: как заработать на лечении офисных сотрудников
Как миллиардер Александр Мамут просчитался, сделав ставку на ЖЖ
Один день с Натальей Синдеевой
Арам Габрелянов создал самый популярный в стране таблоид. Чего ему это стоило?
Полная версия сайта